Борьба за реабилитацию: Почему Ашимбаев использует трагедию в интересах элиты

Так, например, известный казахстанский журналист и медиаменеджер Гульнара Бажкенова публично уличила казахстанского политолога и автора биографической энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане» Данияра Ашимбаева в том, что тот в очередную годовщину трагических «январских событий» фактически использовал саму трагедию и свой авторитет в казахстанском экспертном сообществе для реабилитации первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, дочери Назарбаева - Дариги Назарбаевой и зятя Назарбаева - олигарха Тимура Кулибаева, а также других представителей так называемого «старого Казахстана».

Де-факто, многочисленные комментарии и публикации, инициированные Ашимбаевым, указывают на то, что Ашимбаев в настоящее время обслуживает интересы тех, кто по итогам трагических «январских событий» ушел от какой-либо ответственности и не был прямо или косвенно обвинен в попытке государственного переворота, хотя либо оказывал содействие государственному перевороту, либо подстрекал к такого рода перевороту, либо был в нем заинтересован.

Так, в частности, Ашимбаев уводит от ответственности бывшего, а на тот момент действующего главу казахстанского кабмина Аскара Мамина, игнорируя и вымарывая из общественного сознания очевидный факт повышения цен на сжиженный газ в Казахстане в преддверии трагических «январских событий» предприятиями Кулибаева и Кайрата Шарипбаева. Без молчаливого согласия, либо прямого и непосредственного участия Мамина, в этом «непродуманном, неправомерном решении правительства», в первые дни января 2022 года не были бы созданы предпосылки для массовых и на тот момент еще мирных протестов в Мангистауской области и других регионах Казахстана, а значит Мамин либо знал о государственном перевороте и не стал предпринимать никаких действий, которые позволили бы Казахстану избежать трагедии, либо, что вероятнее всего, оказывал таким образом активное содействие государственному перевороту.

Между тем, именно факт неожиданного и резкого повышение цен на сжиженный газ в Казахстане свидетельствует о том, что политолог ошибается и делает это сознательно, когда утверждает, что в государственном перевороте по определению не могли участвовать Кулибаев и Дарига Назарбаева, которые, дескать, не воспринимали бывшего главу КНБ Казахстана Карима Масимова в качестве «серьезного партнера», для осуществления действий, направленных на дестабилизацию общественно-политической обстановки в Казахстане. Тот же Шарипбаев, получивший контроль над газовой отраслью Казахстана, именно как зять и второй муж Дариги Назарбаевой, тогда в преддверии трагических «январских событий» безусловно согласовывал все свои действия с ней, и не мог не знать, к каким последствиям приведет неправомерное решение о повышении цен на сжиженный газ в Казахстане.
Примечательно, что казахстанский политолог Данияр Ашимбаев, явно решивший использовать очередную годовщину трагических «январских событий» с целью их ревизии, в которой явно заинтересованы представители «старого Казахстана» как из числа олигархов, близких к первому президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву, так и из числа действующих государственных служащих, которые во многом обязаны своей карьере в государственном аппарате «режиму Назарбаева», в качестве главного «архитектора» и «автора» попытки государственного переворота называет исключительно бывшего главу КНБ Казахстана Карима Масимова.

Очевидно, что длившаяся почти два года информационная кампания, которая была призвана убедить общественность в надуманности обвинений, предъявленных Масимову, потерпела фиаско, и в настоящее время отдельными представителями политической и бизнес-элиты Казахстана принято решение больше не предпринимать каких-либо активных действий по его реабилитации, а напротив, убедить казахстанцев в том, что Масимов лично задумал и организовал трагические «январские события». Так, все тот же Ашимбаев, например утверждает, что у Масимова был конфликт с бывшим, а на тот момент действующим главой казахстанского кабмина Аскаром Маминым и тогдашним спикером Мажилиса Нурланом Нигматулиным, хотя никаких объективных свидетельств наличия такого рода конфликта не существует. Напротив, в течение долгих лет именно благодаря отсутствию каких-либо явных конфликтов с многочисленными представителями политической и бизнес-элиты Казахстана, Масимов и был дважды назначен премьер-министром Казахстана, и был близок к третьему назначению в качестве главы кабмина с широкими и чрезвычайными полномочиями, с Назарбаевым в качестве президента, по итогам государственного переворота. И вопреки утверждениям Ашимбаева, в преддверии государственного переворота Масимов не рассчитывал на должность президента Казахстана, и тем более не надеялся занять президентский пост сразу после него, а надеялся и дальше, пользуясь всеобъемлющей поддержкой так называемого «старого Казахстана», получить президентскую власть из рук Назарбаева лишь на рубеже 2028 года, и даже якобы получил гарантии от Назарбаева, что именно такой сценарий будет наиболее подходящим и будет реализован в будущем.

Казахстанский политолог и автор биографической энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане» Данияр Ашимбаев не может быть не посвящен в многочисленные слухи, которые и по сей день ходят в правительственных коридорах столицы и касаются как сознательного самоустранения первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в дни трагических «январских событий», Назарбаев не выступил публично и не попытался остановить развернувшуюся попытку государственного переворота, так и того, что именно по поручению Назарбаева, а не по собственной инициативе, бывший глава КНБ Казахстана Карим Масимов в дни трагических «январских событий» уговаривал действующего президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева покинуть пост главы государства добровольно и даже предлагал ему крупную сумму денежных средств, очевидно, в качестве неких отступных, а также предлагал гарантии, которые позволили бы избежать Токаеву неких силовых действий, которые участники государственного переворота готовы были реализовать против него. Ашимбаев упускает и то, что Масимов дважды звонил заместителю председателя российского Совета безопасности Дмитрию Медведеву, просил повлиять на президента Казахстана, дав ему крайне негативную оценку как главе государства, и просил Кремль поддержать Назарбаева в качестве высшего руководителя Казахстана и преданного сторонника идей, так называемой «Евразийской интеграции» и союзнических отношений с Россией. И, как считается, узнав именно об этом, действующий президент и вызвал Масимова в Акорду и в приемной своего кабинета объявил ему об аресте и, как утверждают свидетели, процитировал китайскую пословицу: «даже самый прекрасный цветок теряет свои листья».

Все те действия, что Ашимбаев приписывает одному лишь Масимову, было бы невозможно осуществить не только без участия других представителей политической и бизнес-элиты Казахстана, но и без воли самого Назарбаева, который изначально не окончил транзит власти Казахстана, а напротив, всеми силами старался сохранить рычаги влияния на президента на протяжении долго времени, то публично унижая действующего президента под видом оказания ему помощи в качестве самоназванного лидера нации и признанного мирового авторитета, то дезавуируя президентские решения, находясь на должности председателя Совета безопасности и проводя заседания, давая публичные поручения президенту и верховному главнокомандующему, а также председателю Национального банка и спикерам обоих палат парламента, то передавая президенту полномочия, которые становились для президента обузой - например передав Токаеву пост пожизненного председателя Ассамбли народа Казахстана - организации, утратившей всякое влияние и авторитет в обществе. И именно это, надо полагать, имел в виду сам президент, когда накануне говорил о пагубности сформировавшейся системы двоевластия в Казахстане, которая предшествовала трагическим «январским событиям».

Иными словами, казахстанский политолог Данияр Ашимбаев однозначно поддержал версию первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева о причинах, приведших к трагическим «январским событиям», которая изложена в недавно изданной автобиографической книге «Моя жизнь. От зависимости к свободе» и сознательно исказил или же просто проигнорировал версию, озвученную в развернутом интервью действующего президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева, опубликованном в газете «Egemen Qazaqstan» и вышедшем в первые дни января 2024 года.

Но если, в отличие от Ашимбаева, беспристрастно подходить к оценке трагических «январских событий», то единственное, что можно поставить в упрек действующему президенту Казахстана, так это то, что, очевидно, осознавая все те риски, что несло для казахстанской государственности наличие в стране двоевластия, на фоне застоя и деградации власти и казахстанского общества в целом, Токаев в течение 2020 года, 2021 года и 2022 года не предпринимал решительных действий, которые бы в принципе не позволили бы политической и бизнес-элите Казахстана дестабилизировать общественно-политическую обстановку, и не потребовали бы решительных действий в восстановлении конституционного порядка. И в итоге сама по себе идея двоевластия, как и поддержка государственного переворота, получила поддержку всех представителей «старого Казахстана», в том числе и бывшего министра юстиции Казахстана Марата Бекетаева и председателя Конституционного суда Кайрата Мами.

Впрочем, эту свою ошибку, надо полагать, осознает и сам президент и кажется, что именно это он имел в виду в своем развернутом интервью, опубликованном в газете «Egemen Qazaqstan», когда говорил о пагубности двоевластия для Казахстана.